Элана

С Эланой Беседовала Ольга Клюкина

Еженедельная
общественно-политическая
газета «Взгляд».
№16 (19-25 апреля 2007г.)

с Эланой Беседовала Ольга Клюкина
— Так получилось, что я уже несколько лет гастролирую по стране. Неоднократно выступала в Москве, Питере, других городах. Но большой творческий вечер в родном Саратове — это, конечно, очень волнительно. Во-первых, потому, что он РОДНОЙ, а во-вторых, потому, что здесь многие хорошо знают бизнес-леди Эллу Бурдавицыну, а вовсе не Элану. С одной стороны, мне от этого теперь все равно никуда не деться. Просто не все пока понимают: то, что я делаю, чем и как живу сегодня, коренным образом отличается от того, что было всего четыре года назад. И в глазах общественного мнения это, наверное, мало стыкуется. Мне приходилось слышать в свой адрес самые разные высказывания — начиная от «с жиру бесится» и «чем бы дитя ни тешилось» до вовсе непереводимых… Сначала меня это сильно задевало, не скрою. Но недавно я поняла, что в этом — моя сила. Когда человек шел по жизни довольно успешно, долго чем-то занимался, и вдруг нашел в себе силы перемениться. То ли однажды как-то вздохнул по-другому, то ли его по голове вдруг стукнуло какой-то небесной колотушкой. Но четыре года назад я на самом деле стала совсем другим человеком.

— Хотите сказать, что это произошло вдруг, в одночасье?— В моем случае именно так все и было. 10 апреля исполнилось ровно четыре года, когда я ночью увидела во сне свое первое стихотворение. Оно меня так упорно преследовало, что мне пришлось встать, взять ручку и записать его. Возможно, это был даже не сон, а какое-то особое состояние, сродни медитации — я как раз тогда начала йогой заниматься. Можете как угодно к этому относиться, но после этого ко мне часто стали приходить стихи, а через три месяца — еще и музыка. И я абсолютно не была к этому готова, вообще не знала, что с этим делать. Но с тех пор за четыре года как раз и произошел тот разворот в другую сторону, сделавший меня Эланой. Я даже внешне теперь не похожа на прежнюю Эллу и сама себя с трудом узнаю на фотографиях, где сижу в деловом костюме, со строгой прической…

— То есть четыре года назад вы даже рыжей не были?

— Нет, конечно. Моя «рыжесть» появилась вместе с Эланой, как и многое другое. На эту тему у меня стихотворение есть:

«Проснулась поздно — в тридцать семь…
Зато и выспалась прекрасно!»

Хотя на самом деле — никогда не бывает поздно проснуться, просто у каждого — свой срок.
Ну а дальше были стихи, первые попытки исполнять их под музыку, уроки гитары, вокала, концерты, а теперь уже — гастроли, участие в телевизионных проектах.

В марте на канале ТВЦ транслировалась программа «Браво, Андрей!», посвященная памяти Андрея Миронова, в которой мне также довелось принимать участие. Было страшновато сниматься в одной программе с Александром Ширвиндтом, Игорем Квашой, Леонидом Ярмольником, Николаем Фоменко, Михаилом Боярским, ребятами из группы «Ногу свело», другими знаменитостями. Но мы с моими друзьями-музыкантами выдержали «боевое крещение», и каждый эфир я стараюсь воспринимать как очередной урок, еще одну необходимую ступеньку.
В этом году такие «уроки» прошли на телеканале «Ля-минор» НТВ+(телеведущий Александр Рапопорт), на Fm-радиостанции «Русские песни» 96,86 (программа Ксении Стриж «Стриж тайм»), а впереди — большой концерт перед саратовской публикой.

— В связи с этим напрашивается вопрос: не поздно ли в сорок лет начинать концертную деятельность?

— Все зависит от того, для чего ты этим занимаешься. Если для того, чтобы деньги зарабатывать — то, конечно, начинать не стоит. Хотя я бы и в двадцать лет ни за какие деньги не пошла в шоу-бизнес. Но если ты хочешь на своем языке говорить с людьми о том, что тебя действительно волнует — тогда вопросы коммерции отпадают. Поэтому слухи о моем «новом прибыльном бизнесе» вызывают у меня сегодня улыбку. Особенно, когда спрашивают: «А твои концерты, студия — окупаются?» Посмотрите сами: самый дорогой билет на концерт в ТЮЗе стоит 100 рублей… Но я хочу, чтобы любой человек имел возможность попасть на мой концерт, даже те, кем движет нездоровый интерес к моей личности.
А тусовочной, богемной, светской жизни, с которой обычно связывают актерскую профессию, я за свою предыдущую жизнь сполна наелась.
И на сегодняшний момент для меня самое трудное — после концерта быть в центре внимания.

— И что же вы тогда делаете — убегаете?

— Нет, конечно. Не убегаю. Работа такая у артиста. Все равно отвечаю на вопросы, подписываю книги, общаюсь. Но это, правда, сложно делать сразу после выступления, потому что состояние «концертного горения» еще некоторое время держится и хочется тишины и покоя, чтобы перестроиться. Зато я нашла для себя способ, как быстрее вернуться на бренную землю — нужно что-нибудь съесть (конфету или яблоко). Это помогает.

— Как же вам удается совмещать занятия бизнесом и творчеством?

— А никак не удается. В бизнесе нужно рационально мыслить — с расчетом на завтра или послезавтра, а творчество не желает укладываться ни в какие рамки и подчиняться стратегическим планам. Честно скажу, что первые полтора года из четырех пыталась что-то совмещать, но в конце концов пришлось сделать выбор, о котором я еще ни разу не пожалела. Хотя знаю людей, которые умеют заниматься и бизнесом, и творчеством. Например, живущий в Саратове поэт Андрей Сокульский — мой хороший друг. Но, может быть, просто у мужчин какой-то другой склад ума и души?

— Наличие псевдонима вызвано стремлением отгородиться от прежней жизни?

— И это тоже. Мне с самого начала хотелось как-то отделить деловую женщину от той, которая по ночам пишет стихи. Чтобы не было такого: «Ах, она еще и поет!» В какой-то степени это, конечно, защита, но можно посмотреть и по-другому. Кто такая Элана? Почти никто не знает. Пожалуйста, знакомьтесь и оценивайте ее творчество беспристрастно: вот вам ее песни, ее стихи, ее музыка — я ничего не скрываю.

В этом смысле для меня была показательной беседа в прямом эфире с Сергеем Мировым, который ведет на «Маяке» программу «Неформат», отслеживая новые музыкальные имена и тенденции. Этот ироничный молодой человек где-то услышал мой диск и пригласил на передачу, задавал достаточно провокационные вопросы. «Какой-то странный псевдоним — Элана, — объявил он своим слушателям. — То ли марка стиральной машины, то ли кличка восточно-европейской овчарки? Посмотрим, что это за особа».
В результате мы беседовали целый час и расстались друзьями. Теперь сотрудничаем.

— У вас есть необычные стихи — короткие, образные, в восточном стиле… Как складывается их литературная судьба?

— Первое время я не задумывалась о стиле. Но потом кто-то из друзей подсказал, что это — минимализм, и я теперь сама это так называю. Не могу пожаловаться на трудную литературную судьбу. Мои стихи печатались в журналах «Футурум АРТ», «Восток — Запад» (Швейцария), «Дети Ра», «Другие», «Крещатик», «Акт», «Зинзивер», «Журнал поэтов», «АхБах», других изданиях. А первый поэтический сборник «Суфлеры из небесной будки» в 2004 году стал номинантом литературной премии «Московский счет». Не важно, что премии в конечном итоге я так и не получила. Мне ужасно приятно было узнать, что из тысячи поэтических сборников для участия в конкурсе было отобрано всего сто двадцать, и моя книга попала в это число. В прошлом году вышел второй мой сборник — «На белом белое». Но первое время я относилась к своим стихам как к запискам на полях, считала их чем-то вроде дневниковых записей и не знала, что это представляет какую-то литературную ценность.

— Вы где-то учились музыке?

— Музыкальную школу бросила еще в третьем классе, когда учительница музыки сказала что-то обидное. Родителям так и пришлось отдавать назад пианино, взятое в аренду. Я всегда пела немного под гитару, но теперь занимаюсь вокалом серьезно и благодарна всем, кто со мной занимается… Как правило, теперь я выступаю не одна, а с небольшой музыкальной группой. Сама не знаю — в каком жанре. Да это для меня и не принципиально. Важно, чтобы мои песни в той или другой форме дошли до слушателя.

— Как же восприняла вашу удивительную метаморфозу семья?

— Хорошо восприняла. Можно сказать, дети — мои фанаты. Не то что они денно и нощно распевают мои песни. Они, конечно, слушают совсем другую музыку, но недавно дочь сделала мою песню заставкой на сотовом телефоне, а сын с удовольствием ставит мои записи друзьям. Все остальные — муж, мама, папа, бабушка — мной тоже гордятся, и не только творческими успехами. Ведь я внутренне, в отношениях с людьми тоже сильно переменилась, стала понимать какие-то, наверное, очевидные для других вещи. Увидела, что меня окружают родные, теплые люди, научилась больше прощать, терпеть и любить…

— Я вижу на стене фотографию, где вы стоите рядом с далай-ламой… Это имеет отношение к вашему религиозному выбору?

— Нет, конечно. Я человек православный. Но посещение Калмыкии и общение с далай-ламой стало одним из самых важных событий в моей жизни. Потому что это — просветленнейший человек нашей эпохи, который знает, что такое любовь, сострадание, и обращается к каждому вне зависимости от вероисповедания: построй храм в душе своей. Все начинается с себя. Ни политика, ни экономика ничего не меняют в этом мире.

— Так кем вы себя сейчас больше ощущаете: поэтом, певицей, владелицей лучшей в Саратове студии звукозаписи «Река»?

— Счастливым человеком. А что касается студии «Река»… Все-таки я не вчера родилась и что-то делала в своей жизни, прежде чем начать заниматься творчеством. Просто кто-то свои деньги везет на Канары, покупает недвижимость за рубежом, а я вложила их в то, что считаю смыслом жизни. Некоторые даже завидуют, что я на это решилась. Но я вот что напоследок скажу: в каждом человеке заложено гораздо больше, чем он сам о себе знает, и никогда не поздно начать.